Вторник, 25 февраля 2020 21:20

Борьба с коррупцией: восприятие, рейтинг, опыт.

Оцените материал
(1 Голосовать)

 

 

А.Ф. Мухаметов, главный эксперт 

АО «Центр военно-стратегических

исследований», кандидат военных наук, 

г. Нур-Султан

 

Борьба с коррупцией: восприятие, рейтинг, опыт.

 

«Чтобы различать хорошее и плохое, добро и зло, нам не нужны адвокаты. Эти понятия заложены в каждом из нас».

Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew), 1967 год.

 

Call-центр Антикоррупционной службы – тел. 1424 доступен (бесплатно) для всех видов телефонной связи на всей территории Казахстана.

 

Введение

Документ ООН о борьбе с коррупцией определяет явление коррупции как «злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях». Под коррупцией подразумеваются такие явления, как: a) кража, хищение и присвоение государственной собственности должностными лицами; b) злоупотребления служебным положением для получения неоправданных личных выгод в итоге неофициального использования официального статуса; с) конфликт интересов между служебным долгом и личной корыстью.

Коррумпированность госструктур в разных странах оценивается по-разному. Поэтому, для хотя бы приблизительного сопоставления положения с коррупцией на глобальном уровне используются данные независимых аналитических структур, например, Индексы восприятия коррупции, регулярно публикуемые «Transparency International» (далее – TI-2018) – неправительственной международной организацией по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции в мире. Её рейтинги основываются на перекрёстных и независимых опросах, в которых участвуют наиболее авторитетные правозащитные и финансовые эксперты, в том числе из Всемирного банка, Азиатского и Африканского банков развития, организации «Freedom House». Данные рейтинги представляют собой оценку от 0 (максимальный уровень) до 100 (коррупции нет). Показатель коррумпированности рассчитывается по методике, опирающейся на такие критерии, как: «защита прав человека», «судопроизводство», «неформальные платежи и взятки» «открытость правительства», «размеры взяток», «незаконное использование государственных средств» и др. В открытых источниках конкретные факторы, по которым проводится оценка государств, не публикуются, ознакомиться можно только с окончательным рейтингом. Как утверждает организация TI, конечная оценка учитывает национальные особенности той или иной страны.

Противодействие коррупции есть важнейшая государственная задача во многих странах, так как коррупционные правонарушения, совершаемые чиновниками, причиняют зримый урон авторитету власти, тормозят работу её органов, особенно силовых, подрывают у населения доверие к власти. Уровень коррупции оценивать чрезвычайно сложно, поэтому и рейтингам безоговорочно доверять нельзя, поскольку любой рейтинг в той или иной степени субъективен, некорректен и несовершенен. Об этом свидетельствует опыт многих государств мира, далеко продвинувшихся по пути эффективного противодействия коррупции.

 

Исландия

Исландия долгое время занимала самые верхние позиции в упомянутом TI-рейтинге, пока не выяснилось, что банковская система в этой стране напрямую или опосредованно связана с правящими кланами и политическими партиями, власть предержащими.

Эти обстоятельства отодвинули Исландию с 4 места в 2002 году на 14 строчку TI-рейтинга в 2018 году.

 

Финляндская Республика

Менее коррумпированным государством, чем Исландия, признается Финляндия, занимающая 3 место. Судебными органами этой страны рассматривается всего 3-4 дела по обвинению во взяточничестве и столько же – во взяткодательстве – за год (!). В Финляндии никогда не было специального закона о коррупции, как и специальных органов по контролю над ней, так как коррупция всегда подпадала под действие финской конституции, уголовного кодекса, законодательства о гражданской службе и подзаконных актов. Контроль над соблюдением антикоррупционных норм в Финляндии осуществляют судебные и правоохранительные органы. В уголовном кодексе этой страны нет слова «коррупция», но упомянуто взяточничество, за которое предусмотрены штраф или тюремное заключение на срок до 4 лет (в зависимости от тяжести правонарушения). Главное в финляндском опыте – это исключение питательной среды для коррупции, в том числе, благодаря финским СМИ, как рычагу гражданского контроля.

 

Республика Сингапур

Для устранения коррупции в системе государственного управления созданы и функционируют специальные структуры. В Сингапуре, находящемся на 6 строчке Индекса восприятия коррупции по версии TI-2018, таким органом является Бюро по расследованию случаев коррупции, действующее с 1952 года и реализующее полномочия через Акт о предотвращении коррупции. Этот документ дает точное определение всех разновидностей коррупции и устанавливает прогрессирующую шкалу тюремных сроков за взяточничество. 

При Ли Куан Ю коррупция в Сингапуре была минимизирована, принцип меритократии стал применяться на государственном уровне, а доступ наверх – открываться перед самыми способными, умными и прогрессивно мыслящими людьми. За это тоже ответственно упомянутое антикоррупционное Бюро. Сотрудники Бюро имеют право задерживать потенциальных взяточников, проводить у них обыски, проверять их счета, рассматривать жалобы по обвинению в коррупции, расследовать случаи халатности. Меры против коррупции в Сингапуре совершенствуются каждые 3-5 лет с учётом развития экономики, принята практика коллективной ответственности за коррупцию в силовых органах, например, в случае получения взятки одним сотрудником таможни увольняется или заменяется всё подразделение, так как, этический климат полагается нездоровым во всём этом подразделении. 

 

Соединенные Штаты Америки

В США (22 место TI-2018) понятие «коррупция» включает ряд противоправных деяний, в том числе взяточничество, нечестные доходы, злоупотребление служащими своим положением, вымогательство, угрозы. Должностным злоупотреблением является и подкуп с целью использования влияния при назначении на государственную должность. Субъектом этого преступления может быть не только частное лицо, но и компания. Ответственность предусмотрена и для тех, кто платит, и для тех, кто предлагает взятку. Законодательство США предусматривает ограничение деловой активности бывших госслужащих после увольнения. В течение 1 года после выхода в отставку экс-госслужащий не имеет права представлять чьи-либо интересы по любым вопросам перед тем же ведомством, в котором он работал. Важным направлением антикоррупционной политики США признана профилактика коррупции в системе государственной службы. Она основана на «административной морали», представляющей собой этические и дисциплинарные нормы в виде закона этики правительственной службы, который в 1989 году был переформатирован в закон «О реформе закона об этике», а в 1990 году подкреплён указом президента США «Принципы этики поведения должностных лиц и служащих государственного аппарата». Эти принципы распространяются не только на чиновников высшего ранга, но и на рядовых госслужащих. В США ограничено право госслужащего на побочный заработок, его размер не может быть более 15 % от оклада по должности. Важным сдерживающим фактором является ограничение госслужащих в получении подарков. Так, сотрудники не должны принимать подарки от частных физических и юридических лиц, которые могут оказаться заинтересованными в одобрении конкретных законов, если общая стоимость подарков превышает 100 долл. за год. Законодательством США предусмотрена ответственность за дачу и получение вознаграждения за услуги, входящие в должностные обязанности госслужащего – это штраф или лишение свободы до 2 лет. Сотрудники банков США и их родственники не имеют права приобретать акции предприятий по своему усмотрению, вкладывать деньги разрешено в различные фонды, чтобы никто не смог обогатиться, обладая сведениями, предоставляющими преимущество для незаконного обогащения. В случае обвинения в коррупции сотрудника силовой структуры США проверке подлежит деятельность его руководства.

 

Великобритания

Великобритания (12 место TI-2018) – в противодействии коррупции в этой стране принимают участие как парламент и правительство, так и СМИ, коммерческие компании и неправительственные организации. В качестве антикоррупционного приоритета в сознании англичан культивируется доносительство, как самый эффективный метод борьбы с коррупцией и проявления своей гражданской позиции. Важное место в воспитании антикоррупционного сознания и добросовестного поведения занимает церковь. Богобоязнь и этика, в основе которых лежит библейская заповедь «не укради», закладываются в сознание граждан в католических и англиканских школах, представляющих большую часть всех учебных заведений начального и среднего образования. Антикоррупционные тренинги включены в программу курсов повышения квалификации сотрудников министерств иностранных дел, торговли и промышленности. Что касается силовиков, то гражданская полицейская служба Великобритании регулярно обучает полицейских основам антикоррупционного поведения. Правонарушения, предусмотренные британским законом о взяточничестве, караются заключением в тюрьму на срок от 3 до 7 лет.

 

Китайская Народная Республика

В Китае (86 место TI-2018), которому традиционно присуща своя самобытность, ввиду превалирования коммунистической идеологии, переплетённой с даосской и конфуцианской философиями, коррупционные проявления воспринимаются населением по двум уровням. Первый – уголовно-правовой – «коррупция-взяточничество» – включает в себя хищения, подкуп, казнокрадство (так коррупцию обозначают в китайских нормативных документах, и именно так она обозначена в Уголовном кодексе КНР, в котором расценивается как уголовно-наказуемое деяние). Второй уровень восприятия – политико-нравственный – «коррупция-разложение». Этот уровень характеризует степень нравственной развращённости чиновников, охватывает все их корыстные действия, заключающиеся в использовании должностного положения для получения чрезмерных привилегий и выгоды. К середине 1990-х гг. перед ЦК КПК стала глобальная проблема вскрытия коррупции. Это было связано с тем, что в коррупционные схемы были вовлечены многие высшие чиновники Китая, покровительствовавшие своим подчиненным. В КНР тогда были реформированы контрольные органы, уголовное законодательство изменено в сторону ужесточения ответственности за коррупцию. К исходу 2000-х годов в Китае за коррупционные правонарушения более 10 тыс. чел. приговорили к высшей мере наказания. С учётом удельного веса чиновников, отметим, что расстрелы за взятки в КНР не носят массового характера, а центральная дисциплинарная комиссия при ЦК КПК приняла указ о снисходительности к чиновникам, добровольно сознавшимся в коррупции. Однако нельзя не признать, что многих приговорили к пожизненному заключению, а ещё больше тех, кто осужден к лишению свободы на 10-15 лет. Действенным методом борьбы с коррупцией, является и ротация кадров во всех органах власти КНР, в том числе, смена функционеров в провинциальных дисциплинарных комиссиях. Опыт КНР показывает, что состояние можно заработать честным путем, Китай лидирует по темпу прироста долларовых миллионеров, не обремененных проблемами с законом.

 

Эстонская Республика

Весьма показателен опыт Эстонии, которая занимает 20 позицию в TI-2018 и является лидером по борьбе с коррупцией среди всех постсоветских стран. Закон «О борьбе с коррупцией» в Эстонии был принят в 1999 году, примерно в то же время эстонским парламентом в целях объединения усилий власти и общества, исключения отношений, способствующих коррупции, была принята Концепция развития гражданского общества. В 2003 году по применению Закона «О борьбе с коррупцией» начала работу специальная комиссия парламента Эстонии. В этой комиссии хранятся декларации доходов высших должностных лиц, включая президента, судей, членов правительства и самого парламента. Комиссия проверяет сведения, подаваемые чиновниками в декларациях, проверяет подозрения в коррупции, а при вскрытии признаков правонарушений – передает материалы в специальную полицию, которая расследует коррупционные преступления. Свидетельством того, насколько продвинулась Эстония в IT-сфере, стала система «Электронное правительство», которая сделала работу государственных органов прозрачной и доступной для ознакомления каждому гражданину. О злоупотреблении чиновника или взятке каждый гражданин Эстонии может сообщить по прямой линии в специальную полицию, а после надлежащей проверки СМИ сделают эту информацию достоянием общественности. 

 

Нидерланды

В этой связи, заслуживает внимания и система борьбы с коррупцией в Нидерландах (8 место TI-2018). Она включает в свой состав оцифрованные системы мониторинга потенциальных точек проявления коррупции в государственных и общественных организациях, подбора лиц на должности, критичные с точки зрения коррупции. Каждый голландский чиновник имеет возможность ознакомиться с информацией, характеризующей его и с позитивной, и с негативной стороны. 

 

Республика Казахстан

Последние три года в Казахстане присутствует позитивная антикоррупционная динамика: если в 2016 году РК располагалась на 131 месте, то к 2018 году Казахстан по Индексу восприятия коррупции занял 123 позицию из 180, уступая по этому показателю Украине (120 TI-2018), Молдове (116 TI-2018), Армении (110 TI-2018), Монголии (90 TI-2018), Китаю (86 TI-2018), Беларуси (69 TI-2018) Грузии (40 TI-2018), Эстонии (20 TI-2018).

Если верить рейтингу TI-2018, то в нашей стране положение дел по борьбе с коррупцией обстоит лучше, чем, к примеру, в Кыргызстане (132 TI-2018), Иране (135 TI-2018), России (136 TI-2018), Азербайджане (148 TI-2018), Таджикистане (153 TI-2018), Узбекистане (156 TI-2018) (рисунок 1).

 

Рисунок 1 – Обзор индекса восприятия коррупции в 2017 году. Красным цветом отмечены государства с низким индексом восприятия коррупции, синим цветом – с высоким.

 

Историческими стадиями становления системы борьбы с коррупцией в РК являются принятие законов «О борьбе с коррупцией» (1998), «О государственной службе» (1999 и 2015), «Об общественных советах» (2015), Плана Нации «100 конкретных шагов», Закона «О противодействии коррупции» (2015), образование Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции (2015). В развитие антикоррупционных механизмов гражданского общества партией «Нұр Отан» принята Программа противодействия коррупции на 2015-2025 годы. Её целями являются создание атмосферы «нулевой терпимости» к коррупционным проявлениям, реализация Стратегии «Казахстан-2050», формирование антикоррупционной культуры поведения, усиление общественного контроля, устранение условий, порождающих коррупцию. Данные шаги были предприняты с учётом передового мирового опыта и позволили законодательно закрепить новый формат противодействия коррупции, ввести антикоррупционные рамки для госслужбы и квазигосударственного сектора, актуализировать определение «коррупция», которое означает «незаконное использование лицами, занимающими ответственную государственную должность, лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, лицами, приравненными к лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, должностными лицами своих должностных (служебных) полномочий и связанных с ними возможностей в целях получения или извлечения лично или через посредников имущественных (неимущественных) благ и преимуществ для себя либо третьих лиц, а равно подкуп данных лиц путем предоставления благ и преимуществ».

Система борьбы с коррупцией в Казахстане создана и работает. На наших глазах за коррупционные правонарушения осужден ряд топ-менеджеров. Коррупционные приговоры широко освещаются в СМИ. На основании результатов расследований за коррупционные преступления осужден и ряд высокопоставленных силовиков, что представляется весьма показательным и полезным для казахстанского общества, так как продажные должностные лица в органах, призванных обеспечивать все виды национальной безопасности, сводят на нет усилия власти по строительству прогрессивного государства (рисунки 2 и 3).

 

Рисунок 2 – Коррумпированные государственные топ-менеджеры.

 

Рисунок 3 – Коррумпированный генералитет.

 

Однако данные меры скорее действуют по уже свершившимся фактам, но не искореняют их предпосылки, так как проблема глубоко укоренилась в головах сограждан, а антикоррупционное сознание в обществе формируется крайне медленно. Одним из примеров является недавнее заключение в тюрьму за попытку хищения бюджетных средств (около 4 млн. тг.) экс-командующего войсками противовоздушной обороны С. Исмаилова и трёх его сообщников. Ведь и они, да и другие, видели и знали о фактах осуждения и вынесения приговоров за коррупционные преступления, а еще видели, что многие из коррупционеров оказываются на свободе досрочно. И при всём при этом не боялись совершать махинации, что невольно наталкивает на вывод, что эта проблема завладела сознанием многих чиновников. Следовательно, необходимы ужесточение наказания и обеспечение его неотвратимости на практике с использованием китайского и сингапурского опыта (например, введение обязательной нормы о конфискации имущества, принадлежащего коррупционеру и его ближайшим родственникам), перестройка сознания казахстанского гражданина в сторону формирования элементарного, если хотите, животного страха брать то, что ему не принадлежит по закону. Другая проблема – уголовная мера ответственности коррупционеров. Например, упомянутому экс-командующему 4-летний срок был заменён на штраф в размере 36 млн тг. Это немалая сумма, например, на неё можно приобрести 2-3 квартиры в столице или роскошный дом в глубинке. Можно предположить, что всё движимое и недвижимое имущество у фигуранта дела не стоит этих денег. Возникает вопрос – откуда он возьмёт средства на уплату штрафа? Второй вопрос, если эти деньги у фигуранта появятся, возникнут ли у органа, принимающего средства в доход государства, вопросы к плательщику об их происхождении? Следовательно, необходимо обеспечение объективности и твердости приговора за доказанное коррупционное преступление с использованием опыта Финляндии, США, Эстонии и Нидерландов. Третий вопрос – понесут ли ответственность непосредственные руководители осужденного, ведь в СМИ сообщалось, что часть украденных денег предназначалась кому-то из них. То есть одними из граней коррупции являются сговор и круговая порука. Представляется резонным противодействовать по зеркальному принципу, как это имело успех в Сингапуре или в США, в данных странах подвергается обязательной проверке деятельность структур, пораженных коррупцией. В этой связи весьма показательно, что Президент РК К.-Ж.К. Токаев указал на необходимость ответственности руководителей за деятельность своих подчиненных, что вызвало однозначно положительный резонанс у населения Казахстана.

Всем нам понятно, что коррупция, с одной стороны, «разъедает» сознание, с другой, – является незаметной миной замедленного действия в фундаменте государства. Коррупционер, по сути своей, вор, сегодня может прямо смотреть людям в глаза, и страшно то, что коррупционные отношения перестают быть единичными поступками, совершаемыми под воздействием определенных жизненных обстоятельств, а приобретают системно-функциональный характер, превращаясь в постоянное и гарантированное средство извлечения двусторонней выгоды.

Памятуя о том, что «первым было слово», необходимо подчеркнуть, что корень проблемы коррупции лежит в уровне нравственности общества. Если он не критичен, если взяточники не вызывают восхищения и осуждаются на уровне рядового гражданина – общество живет и дышит. Если коррупция достигает критического уровня, когда во власть стремятся не во имя общего блага, а в угоду своим меркантильным интересам, то нарастает профессионально-нравственная деформация, общество постепенно деградирует и задыхается.

 

Заключение

В Казахстане за годы независимости в сфере противодействия коррупции сделано немало. В том числе, принят второй по счёту в истории Казахстана Закон «О противодействии коррупции» (2015), который носит более превентивный характер, нежели прежний Закон «О борьбе с коррупцией» (1998), проработан обширный блок изменений и дополнений в законодательстве РК, которые также имеют весомое антикоррупционное значение. В пакете отечественных законов, модернизированных в антикоррупционном отношении, находятся такие как Закон «О персональных данных и их защите» (2013), Закон «О государственной службе» (2015), Закон «Об общественных советах» (2015), Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственных закупок и закупок квазигосударственного сектора» (2018) и другие.

Всё это вкупе с активной деятельностью по реализации данных законов позволило нашей стране значительно улучшить свои позиции в Индексе восприятия коррупции. Вместе с тем, необходимо ещё много сделать, чтобы отодвинуть критический уровень отношения к коррупции в отечественном социуме. Представляется, что именно поэтому сентябрьское 2019 года Послание Президента РК К.-Ж.К. Токаева имеет ярко выраженную антикоррупционную направленность. Говоря о системной борьбе с коррупцией, Глава государства отметил, что «необходимо восстановить антикоррупционную экспертизу проектов нормативных правовых актов центральных и местных органов с участием экспертов и общественности, законодательно и нормативно регламентировать ответственность первого руководителя ведомства, в котором произошло коррупционное преступление». Одновременно Президент указал на строгую ответственность сотрудников самих антикоррупционных органов за незаконные методы работы и провокационные действия. 

В заключение попытаемся сформулировать тренды продолжения этой работы в реализацию Послания Главы государства. Во-первых, необходимо ужесточить наказание за коррупцию и обеспечить его неотвратимость, для чего исключить из законодательства нормы, позволяющие коррупционеру откупиться, ввести обязательную норму о конфискации имущества коррупционеров и их ближайших родственников в пользу государства. Во-вторых, продолжать работу по обязательному декларированию госслужащими и членами их семей не только своих доходов, но и расходов, и, одновременно по обеспечению прозрачности деятельности чиновников, развивая систему электронного правительства, в том числе, через увеличение объёма услуг, оказываемых населению в электронном формате, модернизацию системы госзакупок и оказания госуслуг. В-третьих, законодательно ввести обязательную ответственность руководителя за действия своих подчиненных, повлекшие коррупционные правонарушения, а также, обязательную проверку деятельности учреждений и структурных подразделений, в которых имели место быть доказанные коррупционные правонарушения. В-четвертых, усилить идеологическую и воспитательную работу с гражданами (на всех уровнях – от дошкольного учреждения до вуза, организации, госоргана).

Этих направлений должно быть больше, и все они должны работать на трансформацию сознания граждан Казахстана. Мы все созидаем наш общий дом под названием «государство» – для народа. Поэтому главным критерием оценки качества нашего правового государства видится безоговорочное доверие населения нашему государству.

 

А.Ф. Мухаметов: Нұр-Султан қ., «Әскери-стратегиялық зерттеулер орталығы» АҚ бас сарапшысы, әскери ғылымдар кандидаты: Сыбайлас жемқорлықпен күрес: қабылдау, рейтинг, тәжірибе. Табыс немесе сәтсіздік?

Мақаланың мақсаты – сыбайлас жемқорлыққа қарсы күрес саласындағы шетелдік тәжірибені Қазақстандағы осы саладағы жағдаймен салыстыру. Мақалада бірқатар мемлекеттердің оң тәжірибесі талқыланды, сыбайлас жемқорлыққа қарсы күресте жоғары көрсеткіштерғе ие елдер, оның ішінде Сингапур, Қытай Халық Республикасы, Америка Құрама Штаттары Эстония және басқалар. Қазақстанның сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимылдарды жалғастыруға бағытталған азаматтардың санасын қайта құрылымдау негізінде жаһандық сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимылдағы орны, ҚР қабылданған сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-шаралары (ресми мәліметтер негізінде), проблемалық мәселелер көтерілді. Мақалада сыбайлас жемқорлық үшін жазаны қатайту бағыттары ғана емес, сонымен қатар сыбайлас жемқорлықтың алдын-алу ұсынылған, оқырман азаматты дұрыс азаматтық ұстанымға тәрбиелеудің және азаматтардың адамгершілік деңгейін көтерудің шұғыл қажеттілігіне назар аударады. Бұл мақала көптеген зерттеушілер мен практиктерге арналған.

Түйінді сөздер: жемқорлық, жемқорлыққа қарсы іс-қимыл, жемқорлыққа қарсы жүйе, жемқорлыққа қарсы сана, азаматтықұстаным, жауапкершілік, жемқорлыққа қарсы күрес, мемлекет, мемлекеттік органдар, мемлекеттік қызмет.

 

A.F. Mukhametov: Chief Expert of the Center for Military Strategic Research JSC, Candidate of Military Sciences, Nur-Sultan: Fight against corruption: perception, rating, experience. Success or failure?

The aim of the article is to compare foreign experience in the fight against corruption with the state of affairs in this area in Kazakhstan. The article discusses the positive experience of a number of states that occupy high-ranking positions in the fight against corruption, including Singapore, China, United States of America, Estonia and others. As well as Kazakhstan’s place in the global anti-corruption process (based on official data), highlights anti-corruption measures taken in Kazakhstan. Also raises issues and draws up trends in the continuation of anti-corruption activities based on the restructuring of citizens ’consciousness. The article proposes not only directions to toughen the punishment for corruption, but also the prevention of corruption, draws attention to the urgent need to educate the citizen of the correct citizenship and increase the moral level of citizens. This article is intended for a wide range of researchers and practitioners.

Keywords: corruption, anti-corruption activities, anti-corruption system, anti-corruption consciousness, citizens ’position, responsibility, the fight against corruption, the state, government agencies, public service.

 

Библиография

  1. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции. Принята резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи от 31 октября 2003 года. // URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml (07.06.2019).
  2. Corruption Perceptions Index 2018 – Transparency International // URL: https://www.transparency.org/cpi2018 (11.06.2019).
  3. Дерябин Ю.С., Антюшина Н.М. Северная Европа. Регион нового развития. Старый свет. Минск. 2008. 512 стр. ISBN: 9785777703927 // URL: https://dic.academic.ru/book.nsf/ (07.06.2019).
  4. Абрамовская О.Р. Опыт противодействия коррупции в полиции США // Вестник Челябинского государственного университета, раздел «Государство и право. Юридические науки». 2015. № 4 (359). – С. 183-186. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/opyt-protivodeystviya-korruptsii-v-politsii-ssha (12.06.2019).
  5. Борьба с коррупцией в Китае: методы, опыт. Интернет-ресурс FB.ru: Novik1988. 29.12.2016. // URL: http://fb.ru/article/285462/borba-s-korruptsiey-v-kitae-metodyi-opyit (04.06.2019).
  6. Катасонов В.Ю. 13 млн. – столько в мире долларовых миллионеров. Но из них «подлинных» – всего 188 тысяч // Фонд стратегической культуры. 04.03.2016. URL: https://www.business-gazeta.ru/article/303791. (09.06.2019).
  7. Обзор индекса восприятия коррупции в 2017 году. https://ru.wikipedia.org/wiki с ссылкой на Official announcement. Transparency International (25.01.2017).
  8. Военное право (учебное пособие в схемах). Астана: КазГЮУ, 2017. – 42 с.
  9. О противодействии коррупции. Закон Республики Казахстан от 18 ноября 2015 года № 410-V ЗРК. // URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z1500000410. (01.06.2019).
  10. Сведения Центрального разведывательного управления США // Портал CIA – The World Factbook / Kazakhstan. URL: CIA https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/kz.html. (01.06.2019).

 

Bibliografiya

  1. Konvenciya Organizacii Ob"edinennyh Nacij protiv korrupcii. Prinyata rezolyuciej 58/4 General'noj Assamblei ot 31 oktyabrya 2003 goda. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml (07.06.2019).
  2. Corruption Perceptions Index 2018 // Transparency International. // URL: https://www.transparency.org/cpi2018 (11.06.2019).
  3. Deryabin Yu.S., Antyushina N.M. Severnaya Evropa. Region novogo razvitiya. Staryj svet. Minsk/ 2008. – 512 s. ISBN: 9785777703927 // URL: https://dic.academic.ru/book.nsf/ (07.06.2019).
  4. Abramovskaya O.R. Opyt protivodejstviya korrupcii v policii SShA // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta, razdel «Gosudarstvo i pravo. Yuridicheskie nauki». 2015. № 4 (359). – S. 183-186. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/opyt-protivodeystviya-korruptsii-v-politsii-ssha (12.06.2019).
  5. Bor'ba s korrupciej v Kitae: metody, opyt. Internet-resurs FB.ru: Novik1988. 29.12.2016. // URL: http://fb.ru/article/285462/borba-s-korruptsiey-v-kitae-metodyi-opyit (04.06.2019).
  6. Katasonov V.Yu. 13 mln. – stol'ko v mire dollarovyh millionerov. No iz nih «podlinnyh» – vsego 188 tysyach // Fond strategicheskoj kul'tury. 04.03.2016. URL: https://www.business-gazeta.ru/article/303791. (09.06.2019).
  7. Obzor indeksa vospriyatiya korrupcii v 2017 godu. https://ru.wikipedia.org/wiki s ssylkoj na Official announcement. Transparency International (25.01.2017).
  8. Voennoe pravo (uchebnoe posobie v skhemah). Astana: KazGYUU, 2017. – 42 s.
  9. O protivodejstvii korrupcii. Zakon Respubliki Kazahstan ot 18 noyabrya 2015 goda № 410-V ZRK. // URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z1500000410. (01.06.2019).
  10. 10.Svedeniya Central'nogo razvedyvatel'nogo upravleniya SShA // Portal CIA – The World Factbook / Kazakhstan. URL: CIA https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/kz.html. (01.06.2019).

 

Данный материал опубликован в журнале «Право и государство»/раздел «Противодействие коррупции» (Мухаметов А.Ф. Борьба с коррупцией: восприятие, рейтинг, опыт. Успех или поражение? С. 4-17. Журнал «ПиГ» № 3 (84), 2019 г. Нур-Султан. // URL: https://km.kazguu.kz/magazine/3-84-2019)

Прочитано 118 раз Последнее изменение Понедельник, 02 марта 2020 17:30

Please publish modules in offcanvas position.